Памяти Бориса Ноткина
Памяти Бориса Ноткина

БОРИС НОТКИН. МОЙ ДОБРЫЙ ДРУГ И УЧИТЕЛЬ

Мы познакомились сорок два года назад, когда я учился в университете. Я ему многим обязан. Он последовательно пытался научить меня английскому языку, приобщить к игре в теннис и объяснить, как устроен политический мир Москвы.

Он потерпел неудачу во всех трех начинаниях. Думаю, это была его единственная неудача. Сам он достиг успеха во всем, за что брался. Он аутентично говорил по-английски — еще и благодаря завидному речевому аппарату. Замечательно переводил; помню, как на историческом факультете он искусно помогал американским профессорам общаться с советскими коллегами. Он стал играть в теннис задолго до приезда в столицу Ельцина, сделавшему эту игру модной. Оттого всегда был завидно подтянутым и стройным.

По долгу службы на московском телевидении он много лет провел среди московской городской элиты, в тесном кругу отцов города. Человек очень проницательный, он прекрасно разбирался в людях, которые нами руководили. Я всегда поражался точности его характеристик. В отличие от многих из нас он не питал иллюзий в отношении столичного истеблишмента.

Он олицетворял телевидение, которое кажется старомодным — интеллигентное и искреннее. Он никогда не был равнодушным к тому, что делает. Ему важно было, как отзовется его слово. Ни капли цинизма, свойственного людям нашей профессии.

Он был востребован телевидением, когда внезапно что-то радикально изменилось: темп жизни, духовный и общественный климат. Сама эпоха! Рушились прежние ценности и возникали новые. Прощай, все старое! Когда произошла своего рода революция. Иногда она совершается на улицах. Иногда в умах.

Он немало лет беседовал на экране с Юрием Лужковым, чей живой, необычный стиль стал символом обновления. Лужков ходил по городу, разговаривал с горожанами. Не выступал по бумажке. Мог от души расхохотаться. Поверил в свой певческий дар и пел дуэтом с Иосифом Кобзоном. Не изощренный в интригах чиновник, холодный и равнодушный, а живой и открытый, наделенный чувствами и эмоциями, Лужков напоминал Хрущева. Взрывным темпераментом, склонностью к новым идеям и готовностью, ни с кем и ни с чем не считаясь, немедленно воплощать их в жизнь.

Но Лужков слишком долго просидел в этом кресле. Самый хороший начальник с годами перестает нравиться. Надоедает. Недавние кумиры вызывают раздражение, претензии и даже насмешки. Особенно, если они улучшают свою жизнь с купеческим размахом. Вокруг московского мэра крутились люди, которые сознательно подогревали его амбиции. Трудно противостоять откровенной лести. Сначала он был капитаном команды, первым среди равных, а со временем превратился во вождя. И сотрудники аппарата с придыханием повторяли: вождь сказал, вождь распорядился...

Борис Ноткин сменил стезю. Вместо одного собеседника — множество, и видные государственные чиновники, и деятели культуры. Высоко образованный, обаятельный, любезный, доброжелательный — беседовать с ним было интересно и приятно. Он не только сам прекрасно говорил, но и умел внимательно слушать, что тоже большая редкость. Поэтому к нему десятилетиями приходили поговорить самые разные люди.

В языке эскимосов есть примерно сто различных слов, означающих снег. Это языковое богатство позволяет максимально точно описать малейшие различия в снежном покрове. В современном русском языке у слова "успех" маловато синонимов - успеха добиваются немногие. К тому же в профессиональном кругу не принято признавать чужой успех. Но... Тяжело переживая горечь утраты и сознавая трагизм происшедшего, позволю себе отметить главный успех Бориса Ноткина: он никогда себе не изменял. Для интеллигентного человека это невозможно.

Его не хватает на телеэкране и теперь будет не хватать в жизни.

ЧЛЕН АКАДЕМИИ РОССИЙСКОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ ЛЕОНИД МЛЕЧИН

16/11/2017
ФОНД «АКАДЕМИЯ РОССИЙСКОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ» объявляет о начале приема Заявок на участие в заключительном этапе Всероссийского телевизионного конкурса «ТЭФИ-Регион» 2017.